Вывезет сильнейший. Украинские ученые не верят, что университеты могут спасти национальную науку

bez-imeni-6_207.gif

Война, извините, острейшая дискуссия между высшим руководством Министерства образования и науки и Национальной академией наук Украины приобретает все более откровенный характер.

Спор по поводу того, где должна делаться украинская наука, идет не первый год. Правда, такое впечатление, что уже все выяснено, но в противостояние вновь и вновь подбрасываются давно использованные аргументы. Несмотря на присущую академикам сдержанность, эмоции в этом споре порой перехлестывают через край. При этом украинские ученые не стесняются выдвигать в адрес одного из реформаторов - министра образования и науки Дмитрия Табачника - обвинения не только в малограмотности, плагиате, но и в приверженности псевдонауке, и даже более серьезное обвинение в “наукоциде”.

Один из наиболее откровенных оппонентов Дмитрия Табачника - ученый и общественный деятель Максим Стриха - подвел итог этой борьбы так: “Наша научная общественность должна выживать в условиях не только позорно низкого финансирования, но и откровенно непрофессиональных управленческих решений”.

Кроме обычных проблем при реформировании постсоветской науки и образования Украины в этом противостоянии видны и личные мотивы. Министр - человек с амбициями. Он уже собрал все мыслимые и немыслимые награды, ордена и медали от всех учреждений страны. К тому же успешно коллекционирует самые разнообразные высокие чины и звания различных организаций, в которых даже не работал. Вот разве что чин полковника не удалось сменить на генеральский, потому что возмущенный президент вовремя остановил “военную карьеру” этого сугубо штатского человека. Со званием действительного члена НАН Украины Д.Табачнику тоже не повезло. Его хорошо подготовленную попытку проникнуть в НАНУ академики отвергли с порога.

Из МОН выходят рецепты преобразований науки, которые чаще всего просто вызывают неприятие академических ученых. Надо отметить, что спор ведется в несколько различных весовых категориях. Так, у научных институтов НАН Украины есть серьезные достижения, которые высоко оцениваются международной научной общественностью. В то же время ни один из украинских университетов, несмотря на немалые усилия, прилагаемые для изменения обстановки, не может попасть даже в 1000 лучших вузов планеты. Как в МОН собираются поднять украинскую науку после присоединения ее к прозябающим университетам, непонятно.

Правда, сам господин министр недавно громогласно заявил о появлении украинского вуза, который будто бы попал в число мировой образовательной элиты. Но это сообщение оказалось очередным блефом, на которые столь богаты выступления главы министерства. Тем не менее из МОН раздаются слова о том, что некоторые научно-исследовательские институты Украины могут стать структурными подразделениями крупнейших университетов. Директор Департамента научной деятельности и лицензирования Министерства образования и науки Александр Якименко так подкрепляет идеи шефа: “Уже есть положительный опыт Криворожского национального университета, в состав которого вошли, в частности, Научно-исследовательский горнорудный институт и Научно-исследовательский институт безопасности труда и экологии в горнорудной и металлургической промышленности...”

“Такой вариант реформирования научных учреждений соответствует современным тенденциям. Ведь ведущие государства мира развивают науку именно в университетах”, - пытается увлечь коллег из академии международным опытом чиновник МОН. Но кого из компетентных оппонентов это убедит?

Слабым аргументом выглядит и его заезженная фраза о том, что Министерство образования и науки ставит перед вузами следующие задачи: все прикладные исследования обязательно должны заканчиваться коммерциализацией. Как всегда в споре, когда нет особо убедительных аргументов, приводятся вырванные из контекста примеры: “Сегодня в Украине некоторые университеты на одну затраченную гривну зарабатывают 40 гривен. Столь высокие результаты коммерциализации демонстрируют преимущественно заведения, где 30% - фундаментальные исследования, остальное - прикладные”.

“Статья Александра Якименка “Наука прежде всего должна работать на результат” в авторитетном еженедельнике “Зеркало недели” вызвала у меня удивление, - отметил директор Главной астрономической обсерватории НАН Украины академик Ярослав Яцкив. - Возникает вопрос о цели публикации этой статьи - посеять раздор среди представителей науки разных ведомств Украины или подать свое видение перспектив развития научно-образовательной сферы?..

Очевидно, что состояние экономики Украины и отношение высшего руководства государства к проблемам развития этой сферы являются определенным барьером к формированию такого перспективного видения. Одновременно без формирования взгляда в будущее разработка долгосрочного плана модернизации научно-технической и образовательной сферы Украины невозможна. Еще в 2005 году по распоряжению президента была создана рабочая группа для подготовки концепции развития науки Украины. Однако такая концепция, несмотря на ее достаточно умеренный характер, к сожалению, не была утверждена”.

В споре представителей науки и образования часто сравниваются потенциалы науки в НАН и МОН Украины. Академик Я.Яцкив в качестве примера обращается к тем сферам, к которым имеет непосредственное отношение, - научно-издательской деятельности и астрономическим исследованиям. В них НАН Украины в сравнении с МОН имеет существенные преимущества: “Мы издаем больше 80 научных журналов, и 18 из них имеют признанный в мире импакт-фактор. Насколько мне известно, только 2 журнала, издаваемых учреждениями МОН, имеют импакт-фактор.

Теперь об астрономической науке. Все астрономические учреждения Украины, объединенные на общественном уровне в Украинской астрономической ассоциации, работают в тесной кооперации. Но все-таки научные достижения и рейтинговая оценка цитирования трудов научных сотрудников НАН Украины значительно опережают своих коллег из МОН Украины...”

Ярослав Яцкив без обиняков утверждает: “Многие из украинских университетов неспособны обеспечить качественное обучение студентов. Абсолютное большинство преподавателей никогда в своей жизни не провели ни единого научного исследования, не написали ни единой статьи в реферативный журнал, не читают англоязычных журналов. Такие преподаватели никак не могут быть руководителями магистерских работ. Казалось бы, автор статьи должен был бы приложить все усилия, чтобы как-то исправить или улучшить эту ситуацию с наукой в университетах. Автора почему-то больше волнует НАНУ. Вообще создается впечатление, что сегодняшних руководителей МОН мало интересуют проблемы уровня научных исследований преподавателей университетов и то, как привлечь их к проведению научных исследований...”

Видимо, чтобы подсластить пилюлю, Ярослав Степанович далее говорит, что “в нормальной научной сфере есть конкуренция, а не конфронтация различных научных школ, учреждений и отдельных научных работников”.

Директор Института молекулярной биологии и генетики НАН Украины академик Анна Валентиновна Ельская, как бы оценивая перспективы украинской реформы высшей школы и науки, делает акцент на более конкретных ее проявлениях: “Если кто-то что-то собирается реформировать, то четко скажите, что вы хотите менять. Да, у Академии наук тяжеловесный президиумовский аппарат. Очень многие вещи нужно передать на места. Есть много вопросов, о которых даже говорить не хочется, так это назрело. Но скажите, какую форму вы предлагаете и какие преимущества от этого ожидаете.

Кроме того, любая реформа требует денег. Почему у нас захлебываются реформы, в частности, медицинская. Сколько врачей стонут от нее, когда убирают амбулатории в сельской местности, объединяют-разъединяют.

Точно так же и с наукой. Сначала определитесь, что и как надо делать. Наука получает 0,3 процента ВВП вместо 1,7. Установленный факт, что наука умирает при этом. Она у нас выживает только на украинском долготерпении и энтузиазме, на взаимодействии с иностранными институтами.

Так дайте 1,7 процента и при этом разрешите покупать оборудование, дайте возможность институту самому расходовать деньги, которые у него остаются. Нужно, чтобы он мог накапливать средства и покупать дорогое оборудование. А где в государстве та инновационная сеть, которая что-то внедряет?.. Впрочем, если будем перечислять проблемы, то места ни в какой статье не хватит”.
Комментарии, как говорится, излишни.

На фото: Академик Ярослав Яцкив аргументированно доказывает, что достижения и потенциал научных учреждений НАН Украины значительно превосходят те, которыми обладают вузы страны. Поэтому делать ставку при реформировании украинской науки на университеты, по меньшей мере, неразумно.

Газета "Поиск"
Александр РОЖЕН
Киев